1-exiw6r487m1Or2YRPKPZIQ

Автор текста: Мири

Перевод: Дарья Андреева, Петр Танатаров.

Совместная жизнь с партнером

  • Я спрашиваю у своего партнера, был ли у него трудный день?
  • Если да, то что я делаю, что облегчить ему жизнь каким-то способом? (приготовить еду, убрать в квартире и т.д.)
  • Говорю ли я открыто и прямо про свои желания, не вынуждая моего партнера догадываться о них?
  • Вношу ли я конструктивный вклад в планирование еды, встреч, путешествий и т.д.?
  • Работаю ли я над тем, чтобы партнер чувствовал себя в безопасности в моем присутствии?
    (Это звучит так, как будто речь о том, чтобы не бегать за партнером с топором по дому, но дело далеко не только в этом. Человек, который ощущает себя в безопасности, не боится говорить о важных для него вещах, не боится выражать свои чувства, не боится вносить предложения. Такие вещи, как, например, обесценивающее отношение к проблемам партнера, вроде «не выдумывай», «тоже мне проблема» лишают партнера чувства безопасности. — Даша)
  • Стараюсь ли я делать что-то приятное для моего партнера без просьб с его стороны? (Цветы, развлечения и т.п.)
  • Занимаюсь ли я своими организационными делами (документы, счета) без постоянных напоминаний?
  • Поддерживаю ли я моего партнера в его решениях, больших и маленьких?
  • Я признаю чувства моего партнера и отношусь к ним с уважением?
    (Например, когда ваш парнер говорит «я устал», а вы ему говорите — «да как ты мог устать, ты же ничего не делал». Или говорит «мне обидно», а вы ему говорите «да тут не на что вообще обижаться!» — вот это называется «не признавать чувства». У разных людей разные чувства могут возникать по самым разным причинам, и если вы не хотите никого обидеть или ранить, то самое разумное, что можно сделать — верить человеку на слово о том, что именно он чувствует и почему. — Даша)
  • Благодарю ли я вслух моего партнера, когда он очень старается сделать что-то приятное для меня?
  • Веду ли я себя мило с семьей партнера (если партнер этого хочет)?

Компании друзей

  • Помогаю ли я скоординировать расписания, чтобы мы все могли провести время на пикнике/вечеринке/настольных играх и т.д.?
  • Когда я планирую встречу, думаю ли я о возможных межличностных конфликтах?
  • Когда я планирую встречу, думаю ли я о предпочтениях разных людей по поводу еды, напитков, музыки и прочего, так, чтобы никто не чувствовал себя выброшенным из компании?
  • Приготовил(а) ли я все для встречи, которая проходит у меня, или хотя бы явно и честно делегировал(а) приготовления?
  • Если эмоциональная или физическая работа неравномерно распределена, рискну ли я создать неловкую ситуацию в группе, чтобы улучшить положение тех, кто в проигрыше?

Другие отношения (семейные и прочие)

  • Помню ли я о том, чтобы звонить и приходить в гости к людям, о которых я думаю и с которыми хочу поддерживать отношения?
  • Помню ли я о том, чтобы посылать открытки людям, о которых я забочусь?
  • Посылаю ли я письма с благодарностью людям за ту эмоциональную работу, которую они делают для меня?
  • Веду ли я себя внимательно и поддерживающе по отношению к людям, которые переживают трудные времена (смерть близких, болезнь, смерть домашнего питомца и т.д.)?

Юзер phunniemie добавил(а):

  • Я бы добавил(а) к этому «хожу ли я вовремя к врачу?
    Я знаю многих парней которые все время жалуются (или просто упоминают) о тех или иных странных вещах, которые происходили с их телом, но в 9 случаях из 10 (на самом деле больше, но не будем вдаваться в детали) когда я спрашиваю, ходили ли они к врачу с этой жалобой, они отвечают «нет», или «это не важно», или «я не могу, потому что у меня нет врача» (хотя они живут в одном и том же месте 5 лет или больше). Так что теперь я должн(а) с ними беспокоиться об их Странных Родинках, с которыми они сами ничего не могут или не собираются делать.
    Следите за тем, чтобы самостоятельно заботиться о себе и своем здоровье (физическом и психическом), так чтобы женщинам в вашей жизни не приходилось чувствовать себя вашей сиделкой.

WidgetAlley прибавил(а):

  • Очень важный для меня пункт, особенно в отношении к психическим заболеваниям, травмам или расстройствам: делаете ли вы эмоциональную работу для себя самого?
    Я имею в виду просьбы о поддержке, и о том, чтобы другие подстраивались под ваши чувства и ваши проблемы, если вам это нужно. Стоит договориться с партнером о ваших потребностях, но при этом не стоит делать свои проблемы его проблемами. Если у вас депрессия или давняя травма — скажите об этом партнеру, не вынуждайте его догадываться. Попросите его внести разумные изменения в его поведение и взаимодействие с вами, или, если вы не знаете, что именно вам нужно, просто держите его в курсе дел настолько, насколько можете.
    А потом займитесь своими проблемами сами и обратитесь к врачу, психотерапевту или другому подходящему профессионалу, который может вам помочь. Да, разумно и правильно и замечательно просить помощи, любви и утешения, но не взваливайте решение ваших внутренних проблем на партнера, если можете.

Wintersweet написал(а):

  • Оцениваю ли я ситуацию (невербальные сигналы партнера, его действия в данный момент, события дня), прежде чем вовлекать его во взаимодействие со мной? (Будь-то вопрос, прикосновение, или что угодно еще)
  • Отвечаю ли я на запросы моего партнера?
    (Речь о понятии из статьи Эмили Эсфахани Смит в the Atlantic. Запрос — это действие, предполагающее в ответ эмоциональный контакт с партнером. Например, муж заметил щегла и говорит жене «Смотри, какая красивая птица там, снаружи!». Это не просто комментарий — это запрос на реакцию от жены, знак интереса или поддержки.
    Жена может ответить на запрос в каком-то виде, либо проигнорировать его. Хотя на первый взгляд ответ на реплику о птице кажется чем-то глупым и незначительным, психолог Джон Готтман обнаружил, что высокий процент ответов на запросы коррелирует с длительностью отношений. Так, люди, которые развелись в течении первых шести лет после вступления в брак, отвечали на запросы в среднем в 33% случаев, а люди, чей брак за это время не распался — в 87%. — Даша)
  • Беру ли я на себя ответственность за то, чтобы самому следить за своими делами, добавляя напоминания в календарь или любым другим способом помогая себе помнить о том, что нужно сделать?
  • Осознаю ли я всю незаметную работу, связанную с занятиями вроде приготовления еды, и стараюсь ли я разобраться в них, чтобы разделить этот труд?

HotToddy добавил(а):

  • Как часто я прибегаю к бездумным оправданиям вроде «я забыл», «я старался», «я сделал все что мог», «это не так уж важно» вместо того, чтобы сказать «Ой черт, извини, давай я [наконец-то постараюсь и самостоятельно придумаю как мне сделать эту чертову хрень, про которую мне уже сто раз сказано, что это важно, и которую я обещал сделать, но все еще не сделал]»?

RogueTech добавил(а):

  • Является ли взаимодействие со мной адским трудом, потому что «яжемужчина» и жду от всех, что они подстроятся под меня?

E. Whitehall написал(а):

  • Дергаете ли вы партнера почем зря? Когда ваш партнер занят, является ли это менее важным для вас, чем вопрос, ответ на который вы могли бы легко нагуглить вместо того, чтобы отвлекать партнера? Подумайте, так ли вам нужно обязательно спрашивать именно его, именно сейчас, именно об этой конкретной вещи. Подумайте, пробовали ли вы найти ответ самостоятельно. Вы погуглили? Посмотрели в тех местах, где обычно лежит эта вещь? Несколько раз? Попробовали ли вы оторвать попу от стула и своими руками поискать то, что вы потеряли?

В этом обсуждении еще много хороших примеров, но этих вполне достаточно, чтобы составить некоторое представление о том, что такое эмоциональная работа.

Вы, наверное, заметили, что некоторые пункты в списке относятся скорее к какому-то минимуму, необходимому для того чтобы быть достойным другом или партнером, например, уважение и признание эмоций другого человека. Другие не кажутся чем-то необходимым (или даже желательным) в каждых отношениях. Самое важное это баланс.
Если вы и ваш друг или партнер находитесь в таких отношениях, где всегда делите между собой обязанности по дому и расходы, непонятно, почему ваш партнер должен постоянно напоминать вам сделать вашу часть работы, в то время как сам он делает свою без напоминаний с вашей стороны.

Конечно, очень легко посмотреть на эти списки и начать говорить что-нибудь вроде «Да, но мой партнер намного лучше справляется с планированием, чем я, поэтому логично, что он всегда планирует все наши общие встречи» или «У меня есть психическое расстройство, а у моего друга нет, так что нельзя ждать от меня, что я всегда буду помнить о том, чтобы спросить у него, как прошел его день, когда он спрашивает про мой».

Действительно, это не какой-то абсолютно необходимый и полностью законченный список, и у разных людей в разных ситуациях возникают разные нужды и ограничения. Я призываю вас не зацикливаться на отдельных пунктах в этом списке, а вместо этого подумать о концепции в целом.

Я веду к тому, что в общем и целом от женщин ждут что они будут делать много подобных вещей в отношениях и дружбе, а от мужчин — нет. Вполне может быть, что в среднем мужчины объективно хуже справляются с этими вещами, чем женщины — но это так только потому, что с них никогда этого не спрашивали, и в итоге они просто не выработали соответствующие навыки.
Большинство мужчин всю свою жизнь слышат, что женщины просто «по природе» приспособлены к этой работе, а мужчины — нет, так о чем беспокоиться? Гендерный эссенциализм не очень-то способствует гибкости сознания, так что многие люди просто не осознают, что коммуникативные навыки или эмпатию вообще можно развить.

После того, как я прочитала эти статьи и обсуждения, я стала намного лучше понимать, откуда у меня берется фрустрация по отношению к мужчинам: друзьям, соседям и партнерам. Дело в том, что такого рода дисбаланс проявлялся во всех отношениях с мужчинами, которые у меня когда-либо были. Мужчины-партнеры постоянно игнорировали очевидные проблемы в отношениях, так что мне каждый раз приходилось самой начинать сложные разговоры, хотя казалось бы, эти отношения для них были настолько же важны, как и для меня. Мужчины-соседи вынуждали меня просить, умолять и присылать смс с напоминаниями даже о самых простых делах по дому. Мужчины-друзья пытались использовать меня в качестве психотерапевта или заставляли меня волноваться об их физическом здоровье и при этом отказывались идти к врачу, хотя у них была страховка.

Самые разные мужчины в моей жизни, действуя из лучших побуждений, систематически не замечали мои невербальные знаки, даже очень заметные, вынуждая меня раз за разом объяснять границы, которые должны бы быть очевидными. (Например: «Ты видишь, что я прямо сейчас увлеченно читаю книгу? Это значит, что я хочу почитать и не хочу разговаривать прямо сейчас». Или «Ты видишь, что я сгорбилась, прижала руки к животу и скорчила гримасу? Это значит, что мне больно и наверное у меня неподходящее настроение для жизнерадостного трепа!» «Обрати внимание на эти большие наушники у меня на голове и на то, что я смотрю в монитор и очень быстро печатаю. Вот поэтому я не услышала ни одного слова из тех, которые ты только что мне сказал, и поэтому сейчас не самое подходящее время, чтобы обсудить как прошел твой день!»).

Вот почему отношения с мужчинами, даже платонические, так утомляют меня. Хотя я люблю их и забочусь о них, я ощущаю эти отношения как работу.

Конечно, эти явления, как и любые гендерно-окрашенные вещи, существуют не только в отношениях между мужчинами и женщинами, и перекос не всегда происходит в одну и ту же сторону. Такое может происходить в любых отношениях, романтических или платонических, серьезных или не очень. Я подчеркиваю гендерный аспект здесь потому, что он очень часто встречается и очень вреден, но, например, если вы мужчина и понимаете, что вы делаете большую часть эмоциональной работы в ваших отношениях с кем угодно какого угодно пола, у вас конечно есть полное право расставить все по местам.

У меня есть сильное подозрение, что именно дисбаланс в эмоциональной работе лежит за частью мужских разговоров о том, как им трудно заводить и поддерживать дружбу с другими мужчинами. Когда никто из двоих не способен положиться на другого в вопросах эмоциональной работы, отношения рушатся. В дружбе и отношениях с женщинами мужчины могут быть уверены, что мы разберемся со всеми этими сложными штуками-про-чувства.

Так же я предполагаю, что именно это стоит за страхом и гневом, которые проявляют некоторые мужчины в ответ на неготовность женщин выполнять эмоциональную работу. Это не оправдание для тех форм, которые обычно принимает выражение этих эмоций, но объяснение. Я им сочувствую: действительно, должно быть жутко чувствовать, что ты не можешь сам справиться со своими проблемами, и человек, от которого ты ждал помощи в этом, тебе отказывает. Это должно быть особенно жутко, когда ты даже не понимаешь, откуда эти чувства берутся и не можешь сам себе сказать «ОК, мне страшно, потому что я никогда сам этого не делал и сейчас самое время научиться».

Представьте себе, что всю жизнь перед вами просто внезапно появлялась готовая еда, как только вы ощущали голод (или как только вы говорили «я голоден»), и вдруг вам говорят не просто что готовой еды больше не будет, но что вам нужно пойти поохотиться и пособирать еду самому. ШТА?

Эмоциональная работа часто невидима для мужчин, потому что заметная ее часть происходит за пределами их поля зрения. Эмоциональная работа — это когда мы с друзьями тщательно планируем вечеринку, чтобы быть уверенными, что ни у кого из приглашенных нет драмы в отношениях с кем-нибудь еще из гостей, и потом все приходят, прекрасно проводят время и вовсе не думают о том, сколько усилий стоит за этим.

Эмоциональная работа — это когда я каждый раз должна справляться со стрессом от необходимости мыться в грязной ванной или готовить в грязной кухне просто потому, что мой сосед по комнате не подумал, что ему нужно убрать за собой.

Эмоциональная работа — это начинать сотый по счету разговор с моим соседом по комнате о том, что мне нужно, чтобы мое жизненное пространство было более чистым. Эмоциональная работа — это напоминать ему на следующий день, что он обещал убрать за собой бардак, но не убрал. Эмоциональная работа — это успокаивать его и говорить, что все ок, я не очень злюсь, я понимаю, что у него была напряженная трудная неделя. Эмоциональная работа — это не говорить ему в ответ, что у меня, вообще-то, тоже была трудная напряженная неделя и его гребаный бардак сделал ее еще хуже.

Эмоциональная работа — это снова и снова говорить своему партнеру что да, я люблю его, да, мне он кажется привлекательным, да, я действительно хочу быть с ним, — потому что он не собирается работать над своей уверенностью в себе и полагается на то, что я буду постоянно перевязывать его незаживающие раны. Эмоциональная работа — это доносить до моего партнера, что мне не понравился секс с ним прошлой ночью, потому что он сделал что-то, о чем не спросил заранее, хочется мне этого или нет. Эмоциональная работа это уверять его, что нет, все ок, я не зла до чертиков, я просто хочу чтобы он впредь об этом помнил, да, конечно я люблю его, нет, это не значит, что мне он не нравится, мне просто не нравится такой секс. Эмоциональная работа — это значит не ждать от него, что он успокоит меня и скажет, что это не моя вина, что мне не понравился секс, поскольку разговор снова обернулся тем, что я успокаиваю его. 
 
Эмоциональная работа — это когда мой друг пишет мне длинные сообщения каждые несколько недель про разные события в его жизни, и я слушаю его внимательно и сочувствую. После этого он благодарит меня за то, что я такой хороший слушатель. Он спрашивает, как мои дела, и я говорю: «Ну, неплохо, но в последнее время так тяжело с учебой…» — и он отвечает «Эх, фигово! Ну ладно, мне пора спать, но спасибо еще раз что выслушала!».

Эмоциональная работа — это когда мой друг пишет мне и без всяких предупреждений, едва я успею ответить на приветствие, разражается историей, включающей самоповреждение, или суицид, или еще что-нибудь эдакое, потому что «ты же все знаешь про эти штуки».

Эмоциональной работой было отвечать на сообщения в мессенджерах в старшей школе, когда практически все мальчики-друзья в старшей школе мне жаловались, что девушки вечно выбирают мудаков.

Эмоциональная работа — это когда мои партнеры решают, что больше не хотят быть в отношениях со мной, но вместо того, чтобы сказать об этом прямым текстом, начинают игнорировать меня или вести себя грубо на протяжении нескольких недель, так что именно я должна в конце концов спросить, что, собственно, происходит, в ответ услышать «Наверное, я просто больше не увлечен тобой», и после этого предложить закончить отношения. В качестве бонуса — мне же потом приходится помогать им пережить разрыв.

Эмоциональная работа — это снова и снова устанавливать одну и ту же границу, и каждый раз слышать «Извини, я знаю, что ты мне это уже говорила, я просто забыл».

Эмоциональная работа — это когда тебя просят полностью объяснить и обосновать твои границы. «Я имею в виду, ты имеешь на это право, и я конечно отнесусь к этому с уважением, но я просто хочу понять, понимаешь?».

Эмоциональная работа — это скрывать симптомы психологических проблем, делать вид, что мои слезы — это аллергия, и слишком громко смеяться на его шутками, не потому, что я из принципа не хочу говорить об этом, а потому что я знаю, что он не может иметь дело с моими психологическими проблемами, и что все это закончится тем, что мне придется его успокаивать, потому что моя боль слишком невыносима для него.

Эмоциональная работа это разбираться с чувствами моих партнеров-мужчин о том, насколько часто у нас секс, и утешать их в случае, когда они ждали, что мы будем заниматься сексом (хотя я не говорила, что будем), а секса не было, и объяснять, почему мне в этот раз не хочется заниматься сексом, и делать так чтобы мы «хотя бы немного пообнимались перед тем как пойти спать», хотя если честно, после всех этих разговоров, последнее чего я, черт побери, хочу — это прикасаться к нему.

Хотя все эти примеры создают негативные коннотации, эмоциональная работа не является чем-то плохим по сути. В здоровых, сбалансированных отношениях или дружбе все участники выполняют какую-то часть такой работы, хотя ее общее количество зависитот типа отношений и нужд участников. Эмоциональная работа становится злом, когда на конкретных людей перекладывается ее львиная часть, хотя если бы у них был выбор, они предпочти бы уделить внимание другим занятиям. Она становится злом, когда она невидима, когда ее принимают как данность, а не как что-то, что участники отношений сознательно обсуждают и распределяют вместе.

Как эмоциональный труд может выглядеть на практике? Вот несколько примеров:

  • «Я борюсь с депрессией сейчас, и кроме того я очень занят своей диссертацией, поэтому я не смогу делать X, Y и Z в этих отношениях. Вместо этого я приложу дополнительные усилия чтобы делать A и B. Это подходит тебе?»
  • «Если мы собираемся жить вместе, то я хочу быть уверен(а), что мы оба будем делать равные части Х. Ты согласен(на)?»
  • «Я знаю, что тебе в последнее время пришлось много раз напоминать мне выполнять простые задачи для себя и для нашего дома. Я работаю над тем, чтобы лучше помнить это самому: [поставил(а) себе напоминания на телефоне/обсуждаю это с психотерапевтом/начал(а) принимать лекарства/уменьшил(а) стрессовые факторы]. Пока я работаю над этим, ты можешь продолжить напоминать мне? Если ты почувствуешь, что за [определенный период времени] дела не стали лучше, ты скажешь мне?»
  • «Я заметил, что ты много занимаешься взаимодействием с моей семьей. Я чувствую, что ты ладишь с ними лучше, чем я, так что, может быть, есть смысл в том, чтобы ты планировал(а) наши встречи с ними, но тебе самой(му) это не трудно? Ты хочешь, чтобы я принимал(а) в этом более активное участие?»
  • «До сих пор в большинстве наших совместных дел я проявлял(а) инициативу, и хотя мне всегда приятно тебя видеть, я хотел(а) бы ясности в этом вопросе. Если тебе не очень нравится проводить время со мной, я хочу об этом знать. Если нравится — то я буду очень рад(а), если иногда ты тоже будешь приглашать меня проводить время вместе».

Помните, что одно из проявлений дисбаланса в эмоциональной работе — это то, что именно человеку, который делает основную ее часть, приходится начинать все эти разговоры и говорить вам, что он уже очумел от количества эмоциональной работы, которую ему приходится делать.
Разорвите этот круг. Поднимите эту тему сами и спросите своего партнера, что они думают об этом. Помните, что многие люди, которые делают основную часть эмоциональной работы, особенно женщины, могут вначале сказать, что все в порядке, даже если они на самом деле чувствуют, что это не так. Дайте им возможность изменить свое мнение, когда они почувствуют себя более комфортно с вами, и потом не говорите вещей вроде «Ты же раньше говорила, что все в порядке!».

Я прекрасно понимаю, что это не просто. Если вышеописанный труд кажется вам изнурительным и непосильным, так что лучше вы переложите его на свою девушку/подругу/etc, вместо того чтобы разбираться вместе — я понимаю это. Это правда трудно. Но все гораздо проще, когда эта работа распределяется более честно. Эмоциональная работа — это не какой-то там глупый девчачий навык. Это жизненный навык.

Это тяжело еще и потому, что воспитание большинства мужчин ограничивает их в языке и навыках, необходимых для того, чтобы хотя бы просто думать о таких вещах, не то что работать над ними. Поэтому так много мужчин вообще не знают, что такое эмоциональная работа, и понятия не имеют, что им делать когда они себя плохо чувствуют. Им в голову приходит только одно решение — найти женщину и переложить эту работу на нее. Обычно они даже не осознают в этот момент, почему они делают то, что делают. Как я уже говорила, это должно быть просто ужасно и я совершенно не завидую мужчинам на этот счет.

Но нельзя чему-то научиться, если не тренироваться. Начинайте сложные разговоры. Сделайте паузу перед тем как говорить и посмотрите на сигналы тела вашего партнера. Спросите себя: «Что я могу сделать, чтобы облегчить ей жизнь? Что она делает, чтобы облегчить мою жизнь, без всяких просьб с моей стороны?» Потратьте какое-то время, чтобы прислушаться к своим чувствам и понять, как они называются, перед тем как поспешно вывалить их на кого-то или заглушить их чем-то более приятным.

Я ни капли не преувеличиваю, если скажу, что если больше мужчин научатся так делать, мы сможем изменить мир.

Источник